aleksandrsp (aleksandrsp) wrote,
aleksandrsp
aleksandrsp

Categories:

Страсти-мордасти. часть 1

Жарко. Лето. А у меня - воспоминания.
Конечно, все совпадения имён и событий случайны
Но если Вы мне скажете, что в жизни такого не бывает, то я вам честно отвечу,
что многое я просто выбрасывал. Во-первых много, а во-вторых, такой концентрации
я бы и сам не поверил, если бы сам не был свидетелем :)


Сами виноваты. Я Вас предупреждал, а вы - напиши, да напиши
Вот и написал и это только половина.
Там под катом много.
Так что, если лениво или неинтересно + жара, я очень пойму
В тени у бассейна с бокалом и чтоб лёд рядом - куда как лучше.
Да, с наступающим Днём Независимости!
Вот и независьте, на здоровье :)




Ваня Сокол - орел, cексуальный орёл нашего управления механизации работ.
Крановщицы говорили о нём и ещё об одном монтажнике:
- Гарнi хуї, нажаль дурням досталися...
- Та чего вы так считaете, Галю? - подстраиваясь под её суржик спросил я, безотказную
и бесстрашную крановщицу Анну, 54 лет, списанную по причине ревматизма и артрита
в контору на телефон - досиживать до пенсии...

Вы думаете я ошибся с Галей-Анной? - Hет.
- Так вы Анна или Галя?
- Дома я Галя, а по паспорту Анна, ну... как ты по паспорту Александр, а дома - Саша.
- У меня - это действительно так, но Анна и Галя это разные имена
- Нет, - упирается она и переубедить её невозможно, на её стороне все женщины
управления
Ну, да Бог с ней и её именами, я ж о Ване, но без Гали - никак, потому что это она мне
всё рассказала. Росту она крошечного, лицо - как у Шарикова в Собачьем сердце,
женский вариант. Волосёнки под косынкой цвета сопревшей соломы, жиденькие.
Глаза - водянистые, выцветшие, голубыми когда-то были. Лицо - кожепергаментнoe.
И скрюченные пальцы... А смелая, а вредная - никого и ничего не боялась и лезла со
своим мнением в самое куда не надо, когда опытные и осторожные делали вид,
что их и звать никак и вообще нет поблизости.
- Ну до чего уж у тебя вредный характер, Галя, - говорил парторг Николай Петрович
- A cтарая я - шо думаю, то и говорю, - отгавкивалась Галя, - a ты можешь, соли мне
на хвост насыпать если найдёшь куда...
-Тьфу, - плевал в сердцах парторг Николай Петрович и уходил с участка в цех, от Гали
и её языка подальше

Меня как раз тогда перевели на участок башенных кранов из ремонтного цеха.
Перевели вопреки желанию начальника и он, в отместку, меня игнорировал.
Kаждый день я приходил и садился на стул у дальней стенки. Стола у меня не
было - cтолoв на участке ведь всего три: начальника, прораба и
в "предбаннике" - секретарши. Мы со вторым мастером Витькой Волобуевым были
без места - бомжи или, точнее - бомры. Но ему былo что делать, а мнe - нет.
Я ежедневно просиживал свои 8 часов и уходил домой. Ничего не делая. Целый день.
Время тянулось нестерпимо. Я периодически спрашивал, когда мне, наконец, дадут
работу и начальник клялся подумать как только выдастся свободная минута, но oнa не
выдавалась. Часов в девять все расходились по рабочим местам, уезжали на свои
участки и время останавливалось совсем. Если я уходил ненадолго в цех или во двор,
oн сразу посылал за мной гонца - ту же Галю... Я приходил и опять сидел и сидел, ведя
с Анной/Галей бесконечные разговоры. Она и нажаловалась Николаю Петровичу, что
начальник мне работы не даёт и парторг пришёл к нам на участок:
- Галька, а ну-ка, пойди покури, пока я тут с Александром Яковлевичем погутарю...
- Та я ж не курю, Петрович
- Не важно, главное уши свои убери отсюда, а то знаешь больше всех в управлении - a тебе
это вредно
- А телефон?
- Иди, справимся...
Галя сожгла Петровича взглядом и вышла в коридор
- От же ж ...баба, - сказал он совсем тихо, - но...
- Та шоб Вы без этой бабы делали? - послышался из коридора Галин голос
Я закрыл дверь
- Так говоришь, сидишь без работы?
- Я не говоришь...но сидишь, - признался я
- Ладно, будет работа. Но через месяц. А за этот месяц... Ты - парень грамотный.
Поправишь мне все протоколы товарищеского суда. Ты знаешь, кто у нас судьи?
- Нет.
- Так Ленька Синявский ваш и токарь из мастерской - Иван Григорьевич. Парни они
хорошие, но писать не умеют. Там такие протоколы, - и он огорчённо махнул рукой, - первая
же комиссия мне яйца оторвёт. Сделаешь?
- Так я же не член товарищеского суда. Николай Петрович
- Как не член? Член - вот я уже и протокол написал. Ты у нас - теперь секретарь.
Единогласно. Гальку ты из-за стола прогони. Не барыня. Посидит напротив. А сам - пиши,
да и она тебе поможет. Она тут всё знает
- Так может она и напишет
- Ага, она напишет..., напишет она... Поможешь, Галю? - негромко спросил он
- Поможу, Петрович, - мгновенно просунулась в дверь галина голова, - Яколичу?
Почему ж не помочь...


Леньке Синявскому, слесарю нашего участка было за 60, но дома с женой он не
усидел - вернулся работать. Жизнь согнула его позвоночник буквой Г, выпрямиться без
опоры на что-нибудь, он не мог и так и ходил по цеху - согнутый, мелкими шагами,
уткнувшись глазами в пол, энергично и широко размахивая правой рукой, а левой держа
себя за поясницу. Рот у него при этом не закрывался - был он балаболoм, отсутствие
собеседника его не смущало и не останавливало - говорил сам с собой. Был артистичен,
виртуозно держал паузу, изображая гнев, удивление или раскаяние, любил бросить кепку
oземь и потоптать, но это только eсли пол был чистым. Mог наговорить неприятных
вещей - особенно на публику, но потом заглядывал в глаза:
- Ну.., ты сердце на меня не держи, я ж грамоте не знаю, я для людей стараюсь...
Больше всего Леониду Георгиевичу хотелось уважения. Когда самогон, привезённый
из деревни, у всех заканчивался, и на водку денег не было, собирали, буквально,
по копейке и покупали ему чекушку.
Дальше всё происходило по одному и тому же сценарию:
- Леонид Георгиевивич, это мы тебе со всем уважением. Вот..., ты как?, 100 грамм, да?
И он всегда покупался на этот нехитрый приём... Я уже издалека понимал, что его опять
"уважили" и он в очередном поиске десятки до получки. С неимоверным усилием, как
черепаха из под панциря подняв голову, он вытягивал шею и, нашарив меня взглядом,
спешил схватить за локоть и говорил, обдавая смесью перегара, машинного масла,
пота и плюя в моё ухо:
- Яковлич, тут хлопцы меня уважили, я должен ответить - дай 10 рублей, отдам в получку
- Леонид Георгиевич, Вы ничего никому не должны - они Вас просто раскручивают - хотят
выпить за ваш счёт...
- Яковлич, ты мне скажи, дашь или мне в контору бежать?
- Не дам, откуда у меня 10 рублей при 130 в месяц...
- Жила ты, Яковлич, знаем мы ваши 130 - тысячами ворочаете, я ж отдаю
всегда, - бормотал он уже удаляясь в сторону конторы. Это была правда - он отдавал всегда,
несмотря на жену, которая в день получки приходила и стояла с ним в очереди в кассу.
- Уйди лучше по-хорошему, - бешенно вращая глазами шептал он оглушительно
громко, - долги отдам, остальное твоё. И она отходила, но впивалась чёрными нехорошими
глазами в каждого, к кому подходил муж. Это было настолько неприятно, что ему не хотели
занимать...

Дел было немного - очень простых, месяц на протоколы был никак не нужен. Украл что-то
и был пойман - чтобы не передавать дела в прокуратуру, мы должны были публично осудить
несуна, компенсировать украденное и лишить его премии на квартал, тем обычно всё и
заканчивалось. Или отстранение от работы за пьянство. Это значило, что человек напился так,
что на ногах уже стоять не мог - иначе не отстраняли. Не отстранять же всех...
Но одно дело было об аморальном поведении Ивана и вот с ним-то мне и нужно было разобраться
Я честно попытался что-нибудь понять из протоколов, но не смог - Hевозможно было прочесть
эти каракули, да и смысла в них не было.
Какие-то отдельные слова... И я пошёл в цех.
Сначала к Леониду Георгиевичу:
- Ась? Говори громче, - начал строить из себя глухого старик Синявский, - что тебе
надо, Яковлич? Ему хотелось, разыграть целый спектакль и нужно было привлечь публику,
a я, не отвечая, прошёл в подсобку и сел за обеденный стол - пришлось и ему зайти туда же.
Но он не сел, он опёрся об этот стол и выпрямившись заявил:
- Яковлич, я тебе так скажу, всё бабы - суки и дуры... Ванька не виноват. Они все ему дать хочут.
Надо или не надо... И дают, сучки... И каждая об этом врёт и друг дружке завидует... Ну, вот скажи,
ты бы устоял на его месте? Потому что у него... А ты сам-то видел? - , прервался он на полуслове
- Нет, Леонид Георгиевич, я не видел и не стремлюсь?
- А ты спроси - он покажет
- Да мне-то зачем?
- А для интересу... Вот, ты ж Лисоньку видел, да?
- Кого?
- Тю... - так ты шо не в курсе что-ли? - охладел сразу к разговору он
- Нет, я к вам к первому....
- Хорошо, что не к Ивану - судье второму, свет Григорьевичу, он бы тебе наговорил, знатный
oн у нас говорун - дробно захихикал Синявский, - ты иди к Галке , пусть она тебя в курс
введёт, а ко мне потом приходи - поговорим...
- Но я всё-таки не понял, в протоколе вы же осуждаете Сокола?
- Борька, кто так стропит? Майнай, майнай я тебе говорю, - и Леонид Георгиевич похромал
из подсобки, а я, догадавшись, что продолжения не предвидится, пошёл в контору. K Гале.

Прежде, чем слушать Галку, я вас познакомлю с самим Иваном. А то говорим-говорим,
а его самого и не знаем...
Иван Сокол - невысокого роста узкоплечий мужичок, с длинными, чуть не до коленей
руками. Воротник брезентовой куртки сварщика всегда распахнут, когда он не работает,
чтобы была видна тельняшка - служил на флоте. Лицо - невыразительное, все изрыто
глубочайшими оспинами , нос длинный, тоже в оспинах и так оттянут вниз, что, кажется,
не просто нависает над губой, а даже ниже её. Волосы жидкие - цвета соломы, с проседью.
Глаза полузакрытые, светло голубые. Смотрит всегда в сторону или вниз. Голос гнусавый и
скрипучий. Ум острый и быстрый, язык - образный. Если находится в группе мужиков, то все
кучкуются именно вокруг него. Слушают, хохочут - у Ивана при этом нет и тени улыбки на
лице. Антисоветчик, ёрник, прекрасано отдающий себе отчёт в том, что и с кем можно
Знает себе цену, потому что сам её и назначил. Цена высока. Ложной скромностью не
страдает Иронией, сарказмом и желчью - переполнен и выливается это в его
разговорах постоянно. Золотое правило: "Подальше от начальства - поближе к кухне", - всосал
с молоком матери и следует ему неукоснительно.
Ну а теперь послушаем Галку. Она переполнена восторгом и сознанием своей значительности
и важности - мало того, что именно её парторг попросил всё рассказать, так ещё и слушаю я
её внимательно, a кое-что даже конспектирую...
- Ага, Яковлич, ну... что он живёт на два дома, ты знаешь, да?
- Галя, я ничего не знаю, так что давайте с начала, от печки...
Она аж слюной давится от счастья и, попив воды и обстоятельно откашлявшись - начинает:
- Ты, Яковлич, его Наташку видел? Нет? Ну на меня посмотри - мы с ней сёстры близнецы,
тока она меня лет на 20 молодее. Ни кожи, ни рожи, ни грудей, ни жопы и ноги таки, что если б
она всегда в брюках ходила всем было б спокойнее. С лица - оно, конечно, не пить, но если ночью
такое привидится - враз протрезвеешь. Чем она его взяла - загадка для всех до сих пор... Он тогда
только с флота вернулся. У него такие девки были - загляденье. И слава об его мужицких
прычиндалах впереди него летела - все, тока головами качали да глаза закатывали. И вдруг
узнаём - они с Ванькой свадьбу играть собрались. Богатства у Наташки никакого, но вот что
есть - хозяйка, этого у её не отнимешь. Я такой второй не видела. В доме чистота, в огороде -
бурьяна днём с огнём не найдёшь, продуктов полон погреб. Cоленья-варенья-копченья,
гуси-утки-индюки-куры - загляденье просто, поросёнок - и тот, умытый как дитё малое....
А готовит - язык проглотить.
Да. Ну вот поженились они и живут, а Ванька её нахваливает да нахваливает - хвастается,
моя кисонька варит, да моя кисонька жарит, моя кисонька и то и это... но у нас же тут как
в деревне
Он же кто? Он же сварщик. Он же по участкам ездит - то одной подварит лестницу, то у
другой - площадку. Яковлич, от ты скажи, ты же инженер - что там подваривать? Ты же знаешь,
что там варить ничего серьёзного нельзя, запрещено котлонадзором, а тут у всех лестницы враз
поотрывались, ну... На кране - они одни, но кран-то издалека виден, со всех сторон, а в
кабине - варить нечего...
Ага, значить смотрим, зачастил он на один кран, а там Верка - красавица, справная женщина.
Всё есть, всё при ней и с лица - хороша. Но лентяйка - такой второй свет не видел.
С работы пришла, на диван - бух, ноги задрала и лежит с книжкой.
Чего ты лежишь? - у тебя неделю в дому не метено, в погребе картошка вся проросла.
Устала она, слышь.... Отчего она устала - весь день на жопе на крану просидела - две
колоны смонтировали, так она их весь день держала... Так не руками же - краном держала...
А тут Наташка в управление прибежала, вся сама не своя, с лица аж белая,
говорит - я беременная. Ну мы ей - так хорошо ж, а то уже 2 года с Ванькой живёте,
а детей всё нет...
А она как сказала - мы все попадали:
- Дитё, - говорит, - не Ванькино
А мы дуры:
- Та кто ж на тебя-то позарился?
А Матрена..., - ты застал Матрёну?
- Нет, она уже на пенсию ушла, когда меня этот на участок перевели.
- Умная была женщина, опытная - всех выгнала из подсобки и говорит Кисоньке, мы её уже
все тогда Кисонькой звали, про Наташку даже забывать стали:
- Что ж ты така дура, Кисонька? Что ж ты при всех такое говоришь? Сказала бы Ваньке, что
это его ребёнок - он бы и не знал ничего и кохался бы с дитёнком как со своим. как он
проверит то?
- Нет, тётя Матрёна, не могу - он со мной уже месяца три не спит... мы поссорились
- А ты его напои до беспамятства и скажи утром, что всё у вас было - вот он и не догадается
ни о чём
Но слово не воробей, да ещё такое слово. Свет не без добрых людей - ему в тот же день
всё и сказали. Ванька ходил неделю чернее тучи - думал, а потом сказал Кисоньке:
- Рожай. Чей бы бычок не прыгал, а телёночек наш будет.
Кисонька была ему так благодарна - даже не сказала, что про Верку знает, а ей про неё уже
тоже сказали, а как же... Летала прямо, даром, что с пузом - счастливая:
- Ах, какой у меня Ванечка, ах какой у меня муж! - кудахтала-кудахтала и докудахталась
Ванька - он же такой хитрый, такой хитрый - точно у него еврейская кровь намешана, - ой
Яковлич, прости. Я ж не со зла. Я к евреям хорошо. Да и какой из тебя еврей? - ты ж наш.
А евреи - они, ой Яковлич, ты не видел, какие бывают евреи...
- А ты видела?
- Нет, Яковлич, вот ты не обижайся. Я ж что, вот если бы у меня дочь была, я б ей
сказала - выходи за еврея, они мужья хорошие и детей любят и пьют мало, но хитрые...
Вот ты не серчай, Яковлич, хитрые. Но сами живут и другим дают - это да,
и молодцы - всегда друг за дружку. Один пролез и сразу за собой другого тянет - молодцы,
не то что наши хохлы
- Галь, давай оставим евреев в покое, мы же сейчас о другом, да?
- Да, Яковлич, да - так на чём я остановилась?
- Ты сказала,что он хитрый
- А... ага, он же хитрющий как....
- Я знаю уже - как я
- Не, он себе что удумал гад, у ней уже пузо нос подпирает, а он говорит:
- Не могу я c тобой Кисонька жить, обидно мне, я должен подумать как дальше быть.
Если надумаю - вернусь, а нет - не обессудь, - и ушёл.
К Верке прямиком и ушёл
Ага.
А ты ж наших мужиков знаешь, да? Ну все ж зубоскалят, все спрашивают, а Верка...
Верка не ходит - круги выписывает, задницей крутит, нос задрала - такого мужика заполучила...
То в цех заскочит обнять его, то поцелует при всех, да.
А приносить с собой он похуже стал - куда как похуже, без затей.
Нам то видно, мужик сам снедать себе собирал...
Ну, мужики и ржуть как кони:
- Что Ваня, сел на диету? Это тебе не кисонькины разносолы
- Да, - отвечал Ваня, - Лисонька не Кисонька....
- А почему Лисонька, Вань?
- Да хитрая очень, как начнёт что-то говорить, так выходит, что я должен всё делать по дому,
а она только на диване лежать. А когда чувствует, что прибью я её, так она и так повернётся
ко мне и этак, а мне нравится и она смеётся. Лиса, одно слово - лиса...
Так и стала она Лисонькой...
Ага. Прошёл месяц - надоела ему такая жизнь. Баб у него всегда без счёта было. И при
Кисоньке и при Лисоньке, а жизнь такая голодная и неприбранная - ох как надоела. Рассказал
он Лисоньке, какая она хозяйка, засветил фонарь под глаз и ушёл обратно к Кисоньке.
А та и рада и как раз рожать срок подошёл. Иван её и из роддома забрал - всё как у людей
И рождение дочки хорошо отметили - Кисонька зараньше всё приготовила, и крестили...
Ну мы все и решили, что он навсегда вернулся - а чего, в жизни всё бывает,
Лисонька - хороша, но жена из неё - никакая
А мужики опять зубоскалить, но Ваня, он же себе на уме - его зубоскальством так легко не
проймёшь...
И стал он так жить, пожил с одной - обиделся, ушёл к другой, помирились - вернулся...
А эти дурынды за ним ещё и бегают и волосья друг дружке рвут, а всё управление смеётся и
Ваня вместе со всеми посмеивается, но живёт на два дома и все уже к этому как-то так и
привыкли

Ну это я тебе за Ванькину жизнь рассказала, а давеча вот что произошло...

А тут я уже скажу "Ага" и попридержу Галин рассказ немного :)
А то получается вон сколька букаф и это половина только, а может и меньше - кто ж это
сможет летом прочесть столько?
Если захотите - допишу, а нет - доскажу жене, чем всё закончилось и на том и закончим и
будем держаться нашей бранжи

Я же сразу сказал, я - читатель.

А Исаак Эммануилович и мадам Каплун советуют:

- Да, я не хочу вас, - прокричала тогда мадам Каплун, подслушивавшая у
дверей, и она взошла в стеклянную пристроечку, вся пылая, с волнующейся
грудью, - я не хочу вас, Грач, как человек не хочет смерти; я не хочу вас,
как невеста не хочет прыщей на голове. Не забывайте, что покойный дедушка
наш был бакалейщик, и мы должны держаться нашей бранжи...
Tags: УМР
Subscribe

  • Совсем плохая новость

    Уже несколько дней не могу успокоиться В голове крутится и крутится... Не понимаю и не могу принять Ушёл Vyacheslav Skrebets - один из самых…

  • Хлеб

    #вспоминалкаSp Родители ехали с работы до Гуданова, ну харьковчане знают, потом надо было перейти Пушкинскую и, вернувшись немного назад, зайти в…

  • Шесть + семь

    ну и что, что 13? Поскольку уже пошли первые поздравления, видимо, ФБ вывесил информацию, не утаю: да - 67! Стукнуло :) Первые 5 месяцев на…

promo aleksandrsp july 26, 2012 13:47 274
Buy for 200 tokens
Ну вот, опять длинный текст. Sorry Я выкинул из него всё, что мог и всё равно - много Но это последний раз, честное слово Кто не испугался, прошу под кат :) С ежедневной утренней планёрки я выходил, как всегда, последним - Сань, - когда я уже открыл дверь, задержал меня главный инженер, - надо…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 79 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Совсем плохая новость

    Уже несколько дней не могу успокоиться В голове крутится и крутится... Не понимаю и не могу принять Ушёл Vyacheslav Skrebets - один из самых…

  • Хлеб

    #вспоминалкаSp Родители ехали с работы до Гуданова, ну харьковчане знают, потом надо было перейти Пушкинскую и, вернувшись немного назад, зайти в…

  • Шесть + семь

    ну и что, что 13? Поскольку уже пошли первые поздравления, видимо, ФБ вывесил информацию, не утаю: да - 67! Стукнуло :) Первые 5 месяцев на…