aleksandrsp (aleksandrsp) wrote,
aleksandrsp
aleksandrsp

Categories:

Страсти-мордасти. часть 2

кто не читал - начало тут:Страсти-мордасти.часть 1
а давеча вот что произошло...
Вызвал Йосилевич (начальник наш) Ивана к себе и говорит:
- Поедешь, Ваня, в командировку месяца на два - тут неподалёку в
Борщёвку. Там газ тянут. Укргаз отвод согласовал, но говорит - делайте
собственными силами. Трубы председатель нашёл, проект есть,
а дипломированного сварщика - нет. Вот ты им и сваришь. Понял?
- Нет, - говорит Ваня, - без помощника - не смогу. Кто мне там пособит?
- Да тебе дадут там любого.
- Не... любого мне не надо, ему всё объяснять надо. Дайте мне Сашку
Гончарова
- Так вы же там запьёте вдвоём!?
- А если трубу гнуть надо будет? Или фаску точить - не, без Сашки
не поеду..., - как бы не замечая слов начальника, продолжает Иван


 
Тут мне опять вмешаться надо - с Сашкой вас познакомить.
Сашка работает в кузнице молотобойцем, он  единственный друг Ивана. 
На вид ему лет 60. Если бы я был художником и мне надо было рисовать 
рабочего - я бы рисовал Сашку
Он не красив - нет, в русском языке я не знаю слова для описания мужской 
красоты. Говорят - мужественный, но это не то, что я хочу сказать. 
Handsom английское может то - не знаю, правда, с закрытым ртом, ведь зубов 
почти нет. Oкна старые и закопченные - поэтому полумрак. Угли в горне 
раскалены до бела и их отсвет играет на Сашкином лице. Жарко. Руки заняты 
большой кувалдой. Он утирается грязным рукавом, плечом, оставляя чёрные 
следы на лице, - и, как ни странно, эта грязь его даже украшает.  
Ростом невысок, правильные черты, широченные плечи, мощные 
мускулы - молотобоец... И глаза - глаза пронзительно синие. Это видно даже в 
полумраке. Кузнец, молодой тридцатилетний мужик, тюкает молоточком 
в нагретую добела заготовку, а Сашка бьёт в указанное им место кувалдой. 
Работы в кузне немного, поэтому он помогает и сварщикам - подгоняет и держит 
свариваемые детали и чальщику - заплетать стропы. Но когда работа есть - он 
может отмахать своим молотом  и все восемь часов.  Сашка не хочет сам осваивать 
какой-нибудь процесс, но как помощник, особенно там, где нужна сила - он очень 
хорош. А вот когда нужно идти домой и он переодевается в чистое - тут беда. 
Рубашка старая, грязная - кое-как зашитая, кургузый пиджачок, натянутый и 
перекошенный последней обязательно застёгнутой пуговицей и мятые коротковатые 
штаны. Ботинки-гавнодавы довершают чудную картинку. И это если Иван заставит 
его помыться, а если нет - то вся грязь так и останется на его лице и руках. Мыться 
Саша не любит. По местным понятиям, Сашка пить не может. Два стакана самогона 
сбивают его с ног намертво и до следующего утра его не добудишься никакими силами...

- Ну ладно, - соглашается начальник, выписывай командировку и на него. 
Вася летучкой вас завтра и отвезёт.
Летучка - это вот такая машина. Только разнарядки на такие будки у нас не 
было - сами сделали деревянный каркас, оббили кровельным железом и покрасили. 
Как раз Сашка и оббивал:
From ZhZh
Ехать в ней - ужасно. Лавки внутри "ходят" - не усидишь, верстак, много острых инструментов... Как мы в них ездили, непонятно, но ездили (как-как? - держались крепко), и сейчас, уверен, ездят. А вот это - паяльная лампа. Сделана даже серьёзней чем примус и температуру может дать большую, у каждого сварщика такая есть, а зачем я её вам показал - сейчас узнаете.
From ZhZh
Ваня зашёл в бухгалтерию, взял командировки, выписал новый комбинезон на Сашку, себе электродов и пошёл в цех: - Сань, завтра в командировку едем, в Борщёвку, ты ж оттуда? - Да, - почесал голову Сашка - Ты давно был там? - Да, почитай лет десять, как Матрёна (сестра) померла, так и не был. Раньше картошку от неё возил, а теперь что ж... - Ну смотри, набери дома белья, еды, пузырь не забудь - мы там месяца два будем - Вань, та мне только подпоясаться и я готов..., - улыбается Сашка Конечно, oн всё забыл и явился назавтра с пустыми руками - как обычно. - Вань, та перед кем мне там форсить? Перед козой соседской? Так её уже на мясо давно пустили... - Ладно, лезь в машину - поехали. Сашка устроился в будке, Ваня сел в кабину - поехали. Ага, ну едут они едут, А ты, Яковлич, знаешь, там перед Борщёвкой - пруд. Вот там они и остановились - к самому берегу подъехали. - Ну что, приехали? - высунулся Сашка из будки - Нет, жарко - вот сейчас ополоснёмся и поедем дальше, тут минут десять езды осталось, - сказал Вася. Разделись. Залезли в воду. Ваня с Васей поплыли, а Сашка у берега остался - не умел он плавать. Взял мыло и стал мыться - Иван, сказал, что пока он не вымоется, дальше не поедут. Только он глаза закрыл и голову намылил, как Ваня быстро выбрался на берег, подбежал к машине, взял там свою паяльную лампу и зажёг её. В воздухе запахло горелыми тряпками. Сашко домылся, наконец, и вылез на берег.... - Вань, а что это ты палишь тут? - прыгая на одной ноге - вытряхивая воду из уха спросил он и вдруг увидел, догорающие остатки своей спецовки... - Вань, ты что? Вань, ты это зачем? Вань, у меня ж больше ничего - я ж не взял? Я ж голый, Ваня... - говоря это, он подбежал к костру, пытаясь достать, что осталось - но не осталось уже ничего, практически. Тогда он бросился в погоню за Иваном. Но Иван бежал в ботинках, а Сашка босиком. Bесь берег был усыпан щебнем - рядом дорогу делали, поэтому Ваня первым подбежал к летучке, заскочил в будку и заперся там изнутри. Голый Сашка безуспешно подёргал дверь и стал колотить по ней могучими кулаками. Будка скрипела, качалась, но не поддавалась. Васька хохотал неподалёку, сложившись вдвое. Вдруг Сашка заметил на земле огрызок арматуры. Он схватил её и стал поддевать дверь, орудуя арматурой как ломом. Это Васе совсем не понравилось. Он подскочил и схватил Сашку за руку: - Пусти, - хрипел Сашка, - убью его... - Это твоё дело, дядя Саша, но машину мне ломать не надо! - Поломаю - починю, - закричал он, но вдруг обмяк - пошёл сел к костру и неожиданно заплакал... - Дядь Саша, ну ты что, - забеспокоился Вася - Да я ж отсюда родом, десять лет не был. Все знают, что я в городе устроился - живу хорошо, а тут нате, явился голый, срам прикрыть нечем - здравствуйте люди, вот он я, Сашка, вернулся, - и слёзы текли у него по чисто вымытым щекам. Потом он затих и так и сидел голый, молча глядя в огонь... - Ваня осторожно вылез из будки и подошёл. В руках у него было пол стакана самогона и кусочек хлеба с салом. - Возьми, Сань... - Сука ты, Ваня, - сказал Сашка, взял стакан дрожащими руками, выпил и занюхал хлебом, но есть не стал, отдал обратно Ивану и отвернулся. - Да не такая уж я и сука, - сказал Иван и протянул Сашке новую спецовку, которую всё это время держал за спиной, там же были новые трусы и носки, - a то выглядишь как последний нищий, а ты всё-таки родом отсюда, как можно? Сашка схватил одежду, прижал к себе и слёзы, на этот раз благодарности, опять полились из его глаз... - Ваня, ты друг, Ваня да я ...., ах Вааааня...., - бормотал Сашка Председателя нашли не сразу, но нашли. Он не проспался ещё после вчерашнего и был зол и порывист. - Приехали? Хорошо, - сказал он. - Садитесь в машину и едьте за мной - покажу вам, где жить будете. Хата была в конце этой же улицы. На пригорке. Хозяйки не было - на ферму ушла. Председатель подошёл к колодцу - набрал ведро воды и долго пил. Потом сказал: - Жить будете здесь - у Алёны. Она сама попросила. Муж у неё три года как помер - замёрз по пьяни, а работы - сами видите. Поможете в свободное время - она вас и накормит и напоит. Будете как сыр в масле кататься. А не захотите - дело ваше, я тут не хозяин. Спать - от тут, на сеновале будете, она вам вот уже брезент постелила и подушки набила... В хозяйстве, Яковлич, сам знаешь - без мужика никак. Ворота вроде ничего ещё, но об столб корова боком потерлась - покосился он, вот ворота и не открываются, а как угля завезть? И сарай поправить надо - крыша прохудилась и погреб - ляда сгнила, да мало ли... Ну, Сашка, как услышал, что муж помер - засуетился, заулыбался: - Та мы подмогнём, не сомневайся, мы одиноким бабам завсегда подмогнём... во всём - правда, Вань? - Ага, - колюче глянул на Сашку и усмехнулся председатель, - ты ближе к четвергу только помогай - А чего это к четвергу? - не понял Сашка - А у нас по четвергам вечером фельдшер приезжает - тут ночует, а утром больных принимает в мед-кабинете и дальше едет. Механизатор к Алёне пьяный как-то зашёл - тоже помочь хотел, пришлось ночью в город в травмпункт везти... Ладно, поеду я, а вы тут располагайтесь. Работы сегодня не будет, трубоукладчик у него поломался, - кивнул он в сторону газопровода - чинит. А завтра часов в шесть по холодку и начнёте. Председатель уехал, Сашка улёгся под дерево и уснул, а Иван походил вдоль траншеи - благо она проходила в 10 метрах от двора, насобирал обрезков труб и арматуры, завёл свой агрегат, взял щиток и сел что-то варить. Через час новые металлические столбы для ворот были готовы. Навесные петли нашлись в ящике для инструментов. Щебень, песок и цемент - подвёз Васька перед тем как уехать. Иван растолкал спящего Сашку и вручил ему лопату. Сашка, слегка очумевший и разбитый после сна ничего не понял: - Вань, что хозяйка приходила? - Приходила - И что? - Сказала, если ворота не починим, есть не даст - Так пошли в магазин - У тебя, Сань, сколько денег? Саня достал деньги из кармана и пересчитал - 26 рублей, - им на десять дней дали суточные в бухгалтерии - Ну, и на сколько этого тебе хватит? Так что бери лопату и давай столбы эти вкапывать. Земля была мягкой - лето, чернозём, Украина. Сашка ленив, но если уже работал, то работал cпоро и хорошо - скоро уже ворота аккуратно сняли и положили на землю, они ещё были очень приличными - только немного укрепили шурупами, старые столбы выкопали и отложили на дрова, новые поставили, забетонировали и сели передохнуть в тени В это время подошла с фермы Алёна - посмотрела на сделанное, улыбнулась и ушла в дом. Не прошло и получаса, как на столе возле летней кухни стояла окрошка, сметана, огурцы, помидоры и лук, лежал шмат сала, варённая в мундирах картошка, стоял квас и запотевшая бутылка самогона. Сашка закусил, свои два стакана выпил, голову на стол уронил и там и заснул Что говорил и делал Иван - не знаю, но Сашка так и остался спать на лавке во дворе, а Иван с Алёной в дом ушли и двери закрыли. А назавтра Иван Сашке во время работы и говорит: - Ты ж, Сань, не перепутай - вдовый я, уже год как Кисоньку схоронил, сам живу, - Сашка аж трубу чуть из рук не выронил, но ничего не сказал... Алёна по дому не ходит - летает, а Иван её зовёт не Алёной, а Любонькой. Она уже и вещи собирать потихоньку стала, Сашка это когда заметил, Ивана и спросил: - Вань, ты что делаешь? Ты её к кому к Лисоньке или к Кисоньке определять собрался? - Не бойся, Сань, ты мне только помоги чуть, а я тебе, как вернёмся, магарыч поставлю... Лады? - А что делать-то? - за магарыч, ну как не помочь другу... Договорились. Работа уже подходила к концу. Уезжать скоро. Как раз луна полная была. Сидят вечером Сашка с Иваном на дворе. А дом - на пригорке. Далеко видно. У Алёны дела какие-то - на ферму ушла. Смотрят идёт обратно. - Ну давай, Сань, не подведи... Сань выскочил за ворота и спрятался за кустом, а Иван рубашку снял, топор схватил и ходит по двору, туда- сюда, туда-сюда и топором и так и этак крутит, а второй рукой - как хватает кого... Когда Алёна мимо кустов шла, Сашка и её в куст затащил, она сопротивляться - ага, посопротивляешься тут, когда тебя молотобоец тащит, кричать было собралась, а он ей рот закрыл и шепчет: - Стой, схоронись тут со мной пока, у Ивана приступ - вишь... А Алёна уже и сама всё увидела. Смотрит и бормочет: - Ох ты ж лышенько, oх ты ж лышенько мое... Часто это у него? - Та не, только в полнолуние и то - не каждый раз. От он щас схватит от этого, которого он видит, на землю повалит и пару раз землю рубанёт, а потом уже и выходить можно будет, он топор бросит и будет слабый как ребёнок. А он что, тебе не говорил? Он и жену... Не-не он её не убивал, она - Кисонька, его успокоить вышла, а он её повалил и стал около головы топором землю бить, а она возьми, да и помри через пару дней - от нервов померла, он её и не задел ни разу.... О, землю рубает, ну можно идти уже... - Ты возьми себе сам поесть, Сань, я не хочу сегодня, - сказала Алёна и побрела в дом. Иван ночевал на сеновале Свет в доме горел всю ночь. Когда утром Сашка заскочил в дом за солью - все вещи были разложены по местам, a Алёны уже не было - на ферму ушла... Приехал Вася и увёз Ивана с Сашкой в Харьков. А в Харькове - в аккурат к Ваниному дню рождения поспели. Он честно принёс бутыль самогона Сашке - обещал же, и первого его и угостил: - Мы же с тобой друзья, Сань? - Да, - подтвердил Сашка и пошёл по цеху всем рассказывать, какой Иван ему друг и что у друга сегодня день рождения и он наливает и все подходили поздравить и выпить, а потом Сашка подошёл второй раз. А Ваня ему и говорит, что нет больше самогона - закончился, вон сколько людей подходило, а в бутыле всего 3 литра. - Ладно, - тогда сказал Сашка, - мы же друзья, наливай из того бутыля, что ты мне принёс. - Так я всё время из него и наливал - А чего это ты из моего бутыля всем наливал? - Так это ты же ко мне всех посылал - я и угощал их из твоего бутыля и так и говорил всем - это Сашка тебя угощает в день моего рождения - друг потому что... - Да, - подтвердили все, кто был рядом, - так и говорил. Спасибо тебе Саша. Что ответить Сашка не знал, но чувствовал, что опять его Иван вокруг пальца обвёл и обиделся как только мог. И это была Ванина ошибка. Умный-умный, а дурак. Они ж живут-то по соседству. Сашка Кисоньку встретил вечером и всё ей и выложил что в командировке было. Кисоньке не привыкать было к рассказам о мужниных подвигах - это бы она стерпела, но вот хоронил он её в первый раз. Поэтому назавтра она чуть свет помчалась в управление и написала заявление в товарищеский суд. А суд что? Заявление есть - собрали людей, провели заседание и постановили, рекомендовать администрации лишить Ивана премии на один квартал за аморальное поведение... Ну вот, Галка это мне всё рассказала и я опять перечитал протоколы - кое-что мне уже было там понятно после её рассказов, но я всё это положил к себе в портфель и унёс домой, жалко, перед отьездом пришлось выбросить... А на работе написал новый сухой протокол - на основании заявления гражданки Сокол, слушали дело об аморальном поведении её мужа Ивана, выступали такие-то - осудили поведение Ивана, выступал начальник мастерских - тоже осудил, но производственную характеристику дал Ивану положительную, рекомендовано администрации и. т.д. - ну вы знаете... И приказ подготовил - его напечатали-подписали-вывесили И я уж было решил, что всё закончилось И даже парторг - прочёл и сказал, что правильно - не хрен в протоколе романы писать и антимонии разводить (интересно, как их разводят?) Слово он своё сдержал - работы у меня появилось с избытком, приходилось не ходить, а летать по управлению и всяческим городским службам, согласовывая перевозки кранов. Перевозить, монтировать, демонтировать и я уже стал забывать об этом деле, когда оно мне о себе напомнило Прошло уже какое-то время - иду я по двору управления, смотрю Галка летит на всех парусах: - Яковлич, насилу тебя знайшла - Что, Галя ? - Кисонька пришла, тебя ищет - никому ничего рассказывать не хочет, только тебе - А почему мне? - А она в местком сунулась, а там парторг как раз был - она к нему, а он говорит - ищи Александра Яковлича, он в твоих делах досконально разобрался - пусть и продолжает, - я тебе вот ключ от месткома добыла - там сейчас никого, мы спокойно можем там с ней поговорить - Галь, что сказал парторг? Вот я сейчас здесь докомплектую бригаду и пойду с Кисонькой поговорю, кстати, как её зовут-то, а то с этой Кисонькой её человеческое имя забыл... - Кисонька её зовут, - бросила через плечо вконец разобиженная Галка и ушла обратно в контору Я тоже закончил дела и пошёл в местком. Наташа, - вспомнил я по дороге, точно - Наташа. Наташу, в своё время, мне и вам Галка совершенно точно описала, только не сказала, что у неё губы куринной гузкой презрительно сложены. - Здравствуйте, Наталия, - говорю, - как ваше отчество? - Фёдоровна, Наталья Фёдоровна я, а можете просто Кисонькой звать, я уж привыкла - сама себя так зову, - затрещала она с бешенной скоростью, а форма губ при этом не изменилась Помните Рину Зелёную, домработницу в "Подкидыше" - точно, вот такая манера говорить... - Александр Яковлич, я к вам вот чего, ну можете вы этого заразу наказать уже, не меня, а его, чтоб ему заразе провалиться уже, чтоб он знал уже, - слёзы злости и обиды при этом полились потоком, а я не могу видеть женские слёзы - у меня тоже глаза сразу увлажнились... - Постойте, а вас-то кто наказывал, Наталия Фёдоровна? - Как кто? Вы ж его премии лишили? Тут мне Кисоньку прервать нужно на минуту, а то вдруг вы не знаете тонкостей начисления зарплаты рабочим и не поймёте. Зарплата у таких рабочих как Иван, которые не производили новых материальных ценностей, а занимались эксплуатацией и ремонтом - была повремённо-премиальной. То есть за отработанное время ему платили в соответствии с его разрядом рублей 140 плюс премию рублей 70-90 за всякие существующие и не существующие заслуги, соц. соревнование и т.д. Поняли, да? По решению нашего товарищеского суда, 140 рублей ему заплатили, а премию - нет... - Да, лишили. - А он меня лишил. Обычно он мне зарплату отдаёт, а премию себе. А теперь он свои деньги себе всё равно берёт, а мне - что осталось.... А у меня - ребёнок, как мне жить-то? - Честно, говоря, на голодающую она не была похожа, но денег всё равно жалко, тут я её понимал... - Ну должны же мы были его наказать, по вашему же заявлению... - Да, должны его, а наказали - меня....! А он, а он - он опять и мне травму нанёс такую, - и тут слёзы полились с такой интенсивностью, что я понял - до того была просто разминка. - Вот, - и она положила передо мной справку, безграмотно написанную на бланке для рецептов. Видимо, сама и писала. Начиналась она приблизительно так (цитирую по памяти, но близко к тексту): - Дана в том, что Наталье Сокол нанесены травмы половых органов её мужем Иваном путём oперчения туалетной бумаги .... Когда я протянул руку к справке, чтобы придвинуть к себе и дочитать, Кисонька проворно схватила её и спрятала в сумку: - Видите, у меня и документ есть - я его и посадить могу теперь - Вижу, Наталия Фёдоровна, но документ этот предъявлять я вам не советую - вы ведь его сами написали или подругу какую-то попросили. Это сразу видно. Если хотите и есть травма - идите в поликлинику, пусть они напишут настоящую справку... С ней в милицию или в прокуратуру - если они найдут состав преступления, Ваню будут судить... - А сколько ему дадут? - Этого я не знаю, я не юрист - Ага, а он потом выйдет и мне голову оторвёт, да? - Ну тогда, как обычно, заявление нам, а мы, что можем - опять премии лишим, опять вас, получается, накажем - А вы его сюда позовите и дайте ему по морде, при мне... - Нет, этого я делать не буду. - Эх ты, - сразу потеряла ко мне всякий интерес Кисонька, - никто не хочет женщину защитить... Понаберут тут мальчишек... На хера они кому сдались? - и не прощаясь ушла, а я, закрыв местком, пошёл на участок - к Ивану. Иван варил образцы для ежегодной переаттестации котлонадзора - Воспитывать пришёл? - Ага, тебя перевоспитаешь, как же... - Приходила моя? - Приходила - Опять нажаловалась? - Официально? Ещё нет. Заявления не оставила Пауза. Я стою. Он варит... Наконец, со злостью выбив электрод из держака, вешает его на крючок и откладывает в сторону маску: - Какие ж всё-таки люди хитрые... - Какие люди , Вань? - Ну вы ж премии меня лишили - Я не лишал - А деньги мне нужны, - не обращает внимания на мой ответ Ваня, - ну Федька мне говорит, что, вроде, есть халтура, а я говорю - давай, с меня магарыч, а он говорит - пойди на склады (недалеко от нас - база промтоваров) найди Митрича - ему сварщик был нужен. Скажешь, что от меня. Ну, я и пошёл... Митрич мне чертёж показывает - чтоб жигули значит набок переворачивать можно было. Я, говорит, машину купил - просил тут одного промазать днище, а он говорит, что не может - ямы нет Вот, - говорит, чертёж. Машину можно будет на бок переворачивать и всё делать без ямы. Сможешь такое сделать? А я говорю - смогу, сколько платишь? А он говорит: - Не обижу. Ну - я сделал, игрушка просто.... Отвёз, говорю парню - плати, а он мне: А я не заказывал, с Митричем говори, ну я к Митричу, а он меня на склад ведёт и говорит: Выбирай, что хочешь, а я спрашиваю: А сколько можно выбирать? а он говорит: А сколько у тебя денег хватит, столько и выбирай.... А я ему: - Ты что? Я же твой заказ сделал и я же ещё и платить должен? А он говорит: А знаешь, сколько бы ты в магазине переплатил или спекулянтам, чтобы тебе такое достали? Вот это и есть моя оплата... Вроде правильно Митрич говорит, а денег-то у меня нет - значит и отработал я на него бесплатно. Парень этот ему бесплатно машину обработает - я за это, получается, заплатил. Мне за работу никто не заплатил, а Митрич сидит улыбается - золотыми зубами, и крест золотой у него на пузе под растёгнутой рубашкой такой висит - как только шея выдерживает, и кольца - жидюга поганый...! - Вань, - говорю, - или крест или еврей, ты что-то путаешь... - Да я что, говорил тебе, что Митрич еврей? Дурак он и всё равно его посадят скоро - Чего? - А потому что дурак, золото только в нос не вставил, сидит и лыбится - я тебе говорю точно посадят скоро, хитёр больно, а ума мало... Свои же позавидуют и сдадут... Да, а потом говорит: Ваня, ты просто своей выгоды не понимаешь пока. Вот - возьми связку туалетной бумаги, чтоб тебе совсем обидно не было и приходи как-нибудь, когда деньги будут и поумнеешь чуть... А ему: - Я и газетой обхожусь... А он мне: Это пока ты не попробовал... - И ты знаешь, Яковлич, прав ведь он - мне теперь газетой подтираться не хочется и Кисоньке, суке, тоже не хочется. А это всё из-за неё получилось, слушай - ходит туда-сюда и пилит и пилит, и пилит и пилит... Голос его помните, да? Гнусавый... А тут он ещё специально старается - Кисоньку изображает: - И пилит и пилит, и пилит и пилит... и премии тебя лишили, и на что мы будем жить? Яковлич, я ж от работы не отказываюсь - живая копейка всегда в доме есть, с голоду не пухнем... Живём, не хуже от людей... У неё огород, у меня профессия в руках. Думаю - уйду к Лисоньке, ну её на фиг с её причитаниями, хоть отдохну как человек... А она: - Работник! домой бумаги туалетной принёс - заработал, мы теперь кушать эту бумагу будем, мы теперь людей в гости посрать приглашать будем - чтоб видели как мы живём. Бумагу принёс весёлую - в чёрную и красную крапушку - чтоб жопе веселей было, работник хренов... А я это как услышал, мне так обидно стало... А если б ты, сука, думаю, не бегала жаловаться, так и премия была бы и как это, с мужем через местком отношения выяснять? Ты ещё побеги скажи, что я пердю во сне... Ну, думаю, Кисонька, ты у меня попляшешь и жопе твоей весело будет... Взял я эту весёлую туалетную бумагу, метров 10 отмотал - намочил сладкой водой и добряче так присыпал красным перцем с двух сторон, а когда она высохла - смотал в рулон обратно и сел у телевизора Кисоньку ждать... Заявилась. И сразу шнырь в туалет. А у нас там лампочка не так, чтобы очень яркая. Слышу - воду сливает. Вышла. Повечеряли мы с ней, она опять в туалет - ну бабы ж часто бегают... Посуду моет - смотрю с ноги на ногу переминается и опять в туалет бежит... - Кисонька, - говорю, - садись кино смотреть Она села, но ёрзает... А я ей говорю: - Да не мешай же смотреть, что ж ты крутишься как на сковороде? А она мне: - Вань, у меня всё огнём внутри жжёт... Вань, может я заболела? А я ей: - А может ты опять, лярва, спала с кем, да дурную болезнь подхватила? - Ваня, - говорит, - ты с ума сошёл, кобель проклятый? Да я ни с кем... Да я... А может это ты принёс? -А почему тогда у меня ничего, а у тебя все в огне? Говори, сука, с кем была!? А она мне: - Ни с кем! Ой ни с кем! Ой, звони скорее в скорую, не дотерплю я до утра - плохо мне... - а сама держит себя промеж ног как мужик, которому уже невтерпёж... А от тут я ошибся - уйти просто надо было к Лисоньке и всё, а я ей: - Вот не бегала бы ты в местком на меня жаловаться - не пекло бы тебе нигде... И тут - как бабка пошептала, стонать прекратила, в сени метнулась, вилы схватила, а я как раз спиной к ней был - вещи кое-какие собирал. Чувствую, она мне вилами почки щекочет, а баба она сильная, хоть и маленькая, а когда в озверении - так и вобще... безрассудная. - Ваня, - говорит, я тебя сейчас проткну насквозь и не один раз, ты у меня, зараза, сейчас кровью за все мои слёзы расплатишься... Чувствую, не скажу - проткнёт и скажу - проткнёт... И как заору: - Таз большой синий скорей бери и воду наливай, а то поздно будет.... Правильно поступил. Угадал. Она с испугу вилы бросила, таз схватила, два ведра туда вылила - смотрит А я говорю: - Садись скорее! - онa так прямо в платье и села. Сидит, она ж маленькая - ноги вверх торчат, быстро наружу не вырваться, но, видно, полегчало: - Что ж ты гад сделал? - спрашивает - А бумагу, - отвечаю, - туалетную ещё веселее сделал - перца красного добавил..., - сказал и за порог, а то, она баба бешеная - такое вытворить может... Ну а я как к Лисоньке ушёл, так и живу там, да. - Ну, я понял, - говорю. А чего ты жалуешься? Денег у тебя меньше не стало - ты Кисоньку на деньги наказал. Живёшь у Лисоньки. Всё как обычно. Так что у тебя - всё в порядке. Пока. Но вот, что я тебе, Ваня, скажу... - ситуация серьёзная. Если она сейчас справку возьмёт, а ей дадут, если раскажет как ей живётся, а потом с этой справкой в прокуратуру - у тебя проблемы серьёзные начнутся, это тебе не товарищеский суд. Там премией не отделаешься - Не пойдёт..., а пойдёт - я ей тогда не перцем бумагу... - Да, да - я уже слышал, голову оторвёшь, нo это потом будет, Ваня, а сначала - у тебя неприятности на несколько лет случатся. Так что беги и гаси пожар, пока не разгорелся, - сказал я и ушёл На участке сидела сидела одна Галя - Ну ответьте уже мне - почему вы все считаете, что "дурням досталися"? Галя с полуслова поняла о чём я: - Яковлич, от слушай... От если взять самую красивую бабу и голой положить, а рядом поставить водку - оба водку выберут, даже не сомневайся... - Сомневаюсь. Hе знаю как Сашка (другой - монтажник, не тот молотобоец, о котором я рассказывал) но Иван, после всего того, что я о нём узнал за эти дни - поступит по-другому. Точно. - Как? - не удержалась Галка - И водку выпьет и бабу не упустит... - А может ты и прав, - неожиданно легко согласилась она После работы я зашёл в магазин, купить хлеба. Ваня держал мешок, а Кисонька укладывала туда буханки. Поросёнка кормить ведь надо, это - святое.

Subscribe

  • Заходите на халяву

    - заодно узнаете откуда слово пошло... :) Девять минут - мне было не скучно, надеюсь и вам интересно будет...

  • Скандервью

    #летислововоробей #вспоминалкаSp Витка, соседка любимая, зашла к нам - грустно ей было. Закурила сигарету - мы тогда все курили. И не на кухне.…

  • чего хотят женщины...

    Чего хотят женщины больше всего, вы в курсе? А я - в нём Они хотят кухню с окном И я в этом преуспел - у моей жены их целых два Но моя кухня,…

promo aleksandrsp july 26, 2012 13:47 274
Buy for 200 tokens
Ну вот, опять длинный текст. Sorry Я выкинул из него всё, что мог и всё равно - много Но это последний раз, честное слово Кто не испугался, прошу под кат :) С ежедневной утренней планёрки я выходил, как всегда, последним - Сань, - когда я уже открыл дверь, задержал меня главный инженер, - надо…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 115 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Заходите на халяву

    - заодно узнаете откуда слово пошло... :) Девять минут - мне было не скучно, надеюсь и вам интересно будет...

  • Скандервью

    #летислововоробей #вспоминалкаSp Витка, соседка любимая, зашла к нам - грустно ей было. Закурила сигарету - мы тогда все курили. И не на кухне.…

  • чего хотят женщины...

    Чего хотят женщины больше всего, вы в курсе? А я - в нём Они хотят кухню с окном И я в этом преуспел - у моей жены их целых два Но моя кухня,…