aleksandrsp

Categories:

Дед и ещё

Жена решила приготовить что-то совершенно сногсшибательное

И я в ожидании. 

А запахи – текст, думаю, будет закапан слюной… 

Это я чтоб вы были в курсе, не удивляйтесь если что  

Вино я уже откупорил – дышит

Ну, если вы ещё не очень устали от моих воспоминаний и родственников

А если устали, то не надо – пропустите, не самонасилуйтесь

Я тут больше для себя – опять поток сознания. Куда заведёт, там и буду

В Whole Foods (это магазин у нас такой – дорогой как гад) я сухари видел. Пухлый прямоугольный пакет. Не большой, но и не маленький. Где-то как альбомный лист если сбоку смотреть. Надутый сухим воздухом и запаянный.   А внутри – сухари. Штук двадцать пять, максимум - тридцать. Есть пресные, а есть чесночные. И перчённые тоже есть. Тонкие – тонкие. Через них газеты читать хорошо было бы, если бы они ещё были, но их уже нет, почти нет, Всё в телефонах. А сухари – вот, есть 

СтОят как взрослые – 4 доллара. Я сейчас их не ем - пытаюсь похудеть. Но вспоминать-то можно. Не растолстею же я от воспоминаний. А если растолстею, то почувствую как есть хочется и похудею. Тоже мысленно.

Мамин папа - дед, Ефим, считался самым умным из всех родственников с той стороны. Наверно и был.  Жаль, понял я это сейчас, а не тогда. Интересно было бы с ним поговорить. Чтобы мне 66, ну и ему где-то около. 

Почему я был таким дураком? - всё думал успею. Да и интереса не было – что он мог понимать со своими старорежимными взглядами… Так все молодые дураки думают, все и всегда. Ну ладно, не все. Но я - да

Работал он не в Харькове – в Люботине. Это недалеко. Сейчас недалеко. Если на своей или служебной машине, а тогда… трамваем до вокзала. Потом электричка. Потом пешком.

Дед боялся опоздать на работу. Очень боялся. За это уже не сажали, но страх остался. Поэтому рядом с его кушеткой ночью всегда стоял стул. А на стуле крышечка от коробки монпансье, леденцы так назывались, – металлическая. И в ней коробок спичек. Вечером он был обязательно полным, а вот утром, утром хорошо если там оставалась половина. Он просыпался каждые 20 – 30 минут и зажигал спичку - на свои наручные часы смотрел. Им он верил. Мама и папа подарили ему будильник со светящимся циферблатом, но он всё равно просыпался и зажигал спички. 

В Люботине была камвольная фабрика – одеяла делали. Он там работал бухгалтером. Их двое было. Он и Губаренко, занимавшийся снабжением. Я этого Губаренка никогда не видел. Но слышал ежедневно. В 5 утра. Дед звонил – у нас был телефон. Один телефон на подъезд. Два на весь дом – 6 пятиэтажных подъездов 

- Барышня, - кричал он, - девушка! Люботин дайте! Алло, Это Люботин? Дайте фабрику! Губаренко…- он его никогда не называл по имени.

Я его спрашивал:

- Дед, ну почему ты не можешь сказать ему, что надо делать ещё вечером на работе?

- Вечером…? Ему…? – спрашивал дед, — это не имеет никакого смысла. 

Сейчас я понимаю, что этот Губаренко пил и говорить ему что-то вечером было без толку, а тогда, тогда мне просто не хотелось просыпаться от этих криков так рано. Но нервы были как канаты, и я опять засыпал мгновенно - не то, что сейчас.

С начальником у него не сложилось - вытолкнули на пенсию, как только исполнилось 60. В первый же день. Не могу себе представить, что я сейчас старше чем он тогдашний на шесть лет.  Ну почти на шесть. Дед был старым – я же помню. А я…? вроде ж, нет или уже да? Внутри – нет, но если посмотреть на отношение окружающих девушек

Он растерялся поначалу, но быстро пришёл в себя и решил, что займётся хозяйством. Первое, за что он взялся были как раз сухари. А вы думали, почему я с них начал?!

Сначала он точил нож. Потом резал хлеб, который для этого не покупали специально. Просто не было тогда заведено хранить хлеб в холодильнике – тостеров-то не было и в помине. 

Правда, он научил меня, что делать если хлеб чёрствый и другого дома нет - надо было насадить ломоть на нож, зажечь газ и, медленно вращая над огнём, поджарить. Нет, это не то слово. Обжечь - так будет вернее, чтоб до угольков по краям, тогда будет особенно вкусно. А если маслом и сахаром сверху посыпать или чесноком натереть и маслом намазать или полить подсолнечным, но не тем, что из магазина, а базарным…

Вы знаете как пахнет настоящее подсолнечное масло? Когда подходишь в селе или деревне к месту, где масло сбивают - запах слышен за несколько улиц. Хотя и на базаре, в рядах, где его продают и дают попробовать - аромат прекрасный. 

А знаете как масло пробовали? Ты протягиваешь руку сжатую в кулак и на место,  где сходятся большой и указательный палец, капают с половника несколько больших капель, которые надо сразу слизнуть, а то по руке в рукав покатятся, но при этом успеть всё-таки понюхать аромат и оценить его.  

Да и хлеб не плесневел тогда - он черствел. Мобильных телефонов не было. Папа, идя с работы, покупал хлеб или мама, но часто оба вместе. Если свежий ещё горячий привезли, то кто же устоит?

Столько нам было не съесть, но выбрасывать же нельзя. Категорически нельзя. И не потому, что деньги были потрачены. Хлеб выбрасывать?! Да я до сих пор не могу. Поэтому дед резал этот хлеб изумительно тоненько, как сейчас режут специальными машинами, а он руками и, раскладывая его на противнях, пёк в духовке сухари. Здесь сухари делают только из белого хлеба, а он делал из любого, но в основном из чёрного круглого за 14 копеек. Те, кто не харьковчане, даже представить себе не могут какой это был хлеб. А сухари из него – да что говорить?!! Я тогда мог есть их сколько угодно и вес оставался тем же. А сейчас от одного их вида поправляюсь. Это было лакомством. Лечь на диван с книгой и поставить рядом мисочку с сухарями. Мама очень ругалась – они с папой на этом диване спали и крошки – сколько ни стряхивай… 

Дед был умным. Поэтому вопроса ехать в эвакуацию или нет, для него не было. Разговоры, что немцы культурная нация, его не убеждали. Он интересовался политикой, читал газеты от корки до корки и вовремя понял, что фашизм и евреи понятия несовместимые.

Возраста он был уже непризывного, один из всей семьи не на фронте, поэтому, собрав престарелых бабушек, сестёр, детей и тётушек увёз всех в Минусинск.  Как они там выжили – загадка. Работал он на звероферме - лис разводили и продавали мех за границу, постоянно был в разъездах по отделениям. Кем работала бабушка даже не знаю, а ртов было – не сосчитать. И все старые и немощные. 

Маме было 10 когда война началась и она была после серьёзного воспаления лёгких и недоедания - доктор сказал, что без усиленного питания начнётся туберкулёз. Усиленное питание в начале войны в эвакуации? Продали бабушкино пальто, точнее обменяли на козочку. Пасти её было некому - все старые. Только маме. И доить тоже никто не умел. Но главное – пасти. А коза - вредина рогатая, сразу поняла, что мама её боится и острыми рожками...  мама рыдала и пряталась от неё.

Надо было продавать козу пока не убежала, но дед приезжал редко - единственный бухгалтер на всё хозяйство. А его слово - главное в семье, оно же последнее. Короче - как-то дождались его и рассказали, что происходит. 

Стоит коза, мама рядом плачет - держит её на верёвке, а коза при любой возможности пугает и бодает.

Дед присел на низкую скамеечку рядом с ними, поднял мамино зарёванное лицо к себе и сказал обеим строго:

- Я сказал, козы не бояться!

Мама, рассказывала, что просто почувствовала, как её страх ушёл. И коза это тоже поняла. И сразу стала лучшей подругой. Её никогда больше не привязывали - она ходила за мамой как собачка и с трудом могла дождаться пока мама возвращалась из школы. А выражение это стало мемом в нашей семье

Дед работал, но денег ему не платили.  Просто их не было. Жили постепенно распродавая, то, что привезли с собой. И вот наконец с ним расплатились - тушками лис. Время пришло их забивать - мех нужен был. Что с этим мехом потом делали - не знаю. Может за границу отправляли, может как-то в ссср использовали, хотя... кому они нужны были в это время непонятно. А вот мясо - мясо деду дали вместо зарплаты. Когда он мясо привёз и его развернули - оно всё в волосках было. Главное ведь было мех не повредить, когда лис свежевали, а мясо - кто ж заботился о мясе. И вот все бабки полуслепые уже от старости сели перебирать это мясо - выбирать волоски. Выбросить нельзя было ни кусочка.

Потом жарили. Запах стоял... она даже когда мне рассказывала, говорила, что помнит его.  И вкус - специфический, но ели, куда ж деться

Есть такой очень известный английский дядечка – Питер Мейл (Peter Mayle). 

Пятнадцать лет он проработал в рекламном бизнесе и у него неплохо получалось, но он был авантюристом, в хорошем смысле этого слова, поэтому всё бросил и уехал в горячо любимый Прованс, купил старый полуразвалившийся фермерский дом, год его ремонтировал и вживался, а потом написал прекрасную книгу – очень рекомендую.  Если вдруг кто захочет - бесплатно почитать можно здесь http://loveread.ec/contents.php?id=4323

Так вот там он узнал, что мясо лис — это деликатес, если его приготовить правильно. Неделю его надо вымачивать в вине, потом готовить специальным образом с приправами  

Но не было вина, чтоб неделю вымачивать. И недели не было - есть хотелось.

А был жир, на нём и готовили. И этих лис тоже

На жире. На рыбьем жире

Лисье мясо на рыбьем жире - блюдо для тех, кто понимает

Сорри, что я о таком грустном - Питер Мейл нашёл рецепт в Провансе, а дед – нет. Не бывал в Провансе мой дед

Когда мама родилась, бабушка себя чувствовала не очень. Сердце у неё было слабым. А забот с маленьким ребёнком, ну вы в курсе, да? Поэтому решили, что дед пойдёт записывать ребёнка один. Тогда никакой шумихи по этому поводу не устраивали – тоже мне праздник, ребёнка записать. Решили девочка будет Эммой и всё.  Красивое имя, звучное. Дед, идя с работы, зашёл   в ЗАГС:
- Как ребёнка назвали? - спросила дама за конторкой.

Дед сказал фамилию, а когда говорил имя – представил себе её - крохотную, тёплую, любимую и, показывая руками какая она, сказал:

- Эммуся! 

Дама пожала плечами - придумают же эти евреи. То Шлёма, то Ицик, а эта вот - Эммуся

Так и записали раз отец сказал. Когда бабушка увидела свидетельство о рождении, дед побежал обратно, но дама была непреклонна:

- В книге записи актов гражданского состояния не допускаются исправления

Так моя мама и прожила до 18 лет Эммусей. Правда, звали её всё равно Мухой, а не Эммой и дома и в школе 

Уже когда училась в институте, зазвали домой начальника паспортного стола и, напоив его до беспамятства, уговорили поменять мамино имя. Правда, когда открыли новый паспорт, там увидели Марию вместо Эммы, но это всё-таки лучше чем Эммуся, согласитесь.

Семья была очень богатой. У маминой старшей сестры, моей любимой тёти, даже был шерстяной вязаный костюм. В нём она ходила в институт. Он же был и выходным. И на свидания тоже в нём. Но тут, вернувшийся с фронта одноклассник начал за ней ухаживать с серьёзными намерениями. Поэтому напряглись и ей пошили что-то новое, надо же одеть невесту.  А тот костюм, в котором она ходила раньше – перешили и он стал маминым. Это было событием. Мама чувствовала в нём себя принцессой и лучше. Грудь? Да какая там грудь? Но плечи, ключицы – выглядели сногсшибательно. Конечно, она не утерпела и надела его в школу сразу же день, когда он был готов. Она шла в свою школу номер 17 по улице Бассейной как на бал, ловя взгляды всех идущих навстречу. Первым уроком была русская литература. Любимая Рахиль Лазаревна вызвала её к доске. Мама рассказывала что-то из заданного на дом, а Рахиля, так её звали девчонки между собой, подперев голову руками, смотрела на неё не отрываясь.
- Любуется, - думала мама, - новый костюм же, - и она крутилась во все стороны, чтобы все её могли получше рассмотреть. 

Наконец она закончила и застыла:

- Сейчас она скажет, какая я прекрасная, - ждала мама, обучение было тогда раздельным

- Боже, Муха, какая же ты худая, девочка моя. Одни кости… Кормить и кормить!

Всё! И так уже 2000 слов.  И вино надышалось и раскрылось

Кто прочёл – молодец

Тут и сказочки конец

А я – пошёл, пока не остыло 

promo aleksandrsp july 26, 2012 13:47 274
Buy for 200 tokens
Ну вот, опять длинный текст. Sorry Я выкинул из него всё, что мог и всё равно - много Но это последний раз, честное слово Кто не испугался, прошу под кат :) С ежедневной утренней планёрки я выходил, как всегда, последним - Сань, - когда я уже открыл дверь, задержал меня главный инженер, - надо…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →